Cигналы для торговли на FX, CFD и БО

Уоррен Баффет — правила инвестирования

0

Уоррен Баффет – один из самых успешных инвесторов в мире. «Оракул из Омахи», так его часто называют. Баффет неизменно входит в тройку самых богатых людей планеты по версии Forbes.

По данным на июнь 2018 года, его состояние оценивается в $84 млрд, при том что он регулярно жертвует большие суммы на благотворительность.

Не переплачивать управляющим хедж-фондов

В 2007 году он заключил 10-летнее пари с управляющим инвестфондом Protégé Partners Тедом Сидсом, поставив $500 тыс. на то, что обычный индексный фонд, который пассивно следует за индексом S&P 500, выступит лучше индекса хедж-фондов, составленного профессиональным управляющим, с учетом расходов инвестора на комиссионные. Таким образом Баффет хотел доказать, что управляющие хедж-фондами не заслуживают таких высоких гонораров за работу, которые они получают.

Представители Protégé Partners отобрали для участия в пари пять фондов, в портфеле которых в общей сложности было представлено около 100 хедж-фондов. 31 декабря 2017 году стало ясно, что Баффет выиграл. Инвесторы, которые вложили свои средства в такой портфель из пяти фондов, заработали за 9 лет почти в 2 раза меньше, чем если бы они просто купили десятилетние гособлигации США в январе 2008 года и держали их все это время.

Не доверять случаю

Инвестиционная карьера Уоррена Баффета началась в раннем детстве, когда в 11 лет он на пару с сестрой купил три акции фирмы Cities Service по $38 за каждую. Вначале их стоимость снизилась до $27 за акцию, затем поднялась до $40. Баффет тут же их продал, но радость от прибыли была недолгой. Каково же было разочарование юного инвестора, когда он увидел, что вскоре акции выросли в цене в пять раз – до $200. Баффет получил свой первый урок – на фондовой бирже нельзя доверять случаю. Нелюбовь к спекуляциям он сохранил на всю жизнь.

Имя Баффета прочно ассоциируется с Berkshire Hathaway BRKb. Но еще до того, как он превратил эту убыточную текстильную фабрику в успешный инвестиционный фонд, он пробовал свои силы в инвестиционном товариществе Buffett Associates, который создал вместе с родственниками и друзьями в 1956 году. Взяв в управление $105 тыс. Баффет за пять лет увеличил эту сумму до $7 млн, показав рост на 251%. Для сравнения за это же время индекс Доу-Джонса поднялся только на 74%.

Среднегодовой рост балансовой стоимости Berkshire Hathaway, которой управляет Баффет, за последние 44 года составил 20,3 %, с 2000 по 2010 год акции компании выросли на 76 % (на фоне падения индекса S&P 500 на 11,3 %). По данным на начало 2018 года, компания целиком владеет страховой компанией GEICO, сетью ресторанов Dairy Queen.

Инвестировать в понятный бизнес

Баффет был одним из немногих, кто не поддался it-лихорадке 1990-х годов и предсказал масштабный кризис доткомов 2001 года (обесценивание акций высокотехнологичных компаний). Пузырь надувался несколько лет – с 1995 по 2001 год. Он сопровождался появлением большого числа новых интернет-компаний и переориентировкой старых компаний на интернет-бизнес. Акции компаний, предлагавших использовать Интернет для получения дохода, росли как на дрожжах. Даже акции убыточных фирм вырастали на сотни процентов после размещения на бирже.

Баффет всегда повторял, что вкладывает деньги только в тот бизнес, который понимает, и обходит стороной высокотехнологичные компании, в производстве которых ничего не смыслит. «А если я чего-то не понимаю, то и не инвестирую», – отмечает он.

Баффет всегда вкладывает деньги в акции тех компаний, которые грамотно управляются, и вкладывает надолго, минимум на 10 лет, в идеале – навсегда.  Выбирая новые ценные бумаги, он изучает не только бухгалтерские отчеты предприятий, но и биографии топ-менеджеров и корпоративную структуру компаний. «Я стараюсь вкладываться лишь в те предприятия, которые настолько идеальны, что управлять ими может даже идиот. Потому что рано или поздно это случится», – поясняет Баффет. По его словам, лучше купить невероятную компанию по обычной цене, чем обычную компанию по невероятной цене.

Покупать акции недооцененных компаний

«Хороший» бизнес для Баффета – это недооцененный и успешный бизнес с высокими производственными и финансовыми показателями, он всегда опирается на результаты фундаментального, а не технического анализа. «Давным-давно Бэн Грэм (успешный инвестор и учитель Баффета – Investing.com) сказал мне о том, что цена – это то, что ты платишь, а ценность – то, что ты получаешь. Неважно, говорим мы о носках или об акциях, я люблю покупать тогда, когда цена максимально низка», – говорит Баффет.

В середине ХХ века GEICO (сейчас принадлежит Berkshire Hathaway) стремились сделать автострахование максимально дешевым, продавая полисы по почте без использования услуг агентов, тогда это была революционная идея. Но им нужно было как-то подстраховаться от большого числа аварий, и тогда они решили продавать страховки только госслужащим, потому что те были ответственными и законопослушными гражданами. Кроме того, госслужащих было много. Вот так появилась Government Employees Insurance Company, за акциями которой стал пристально следить молодой Баффет.

Он написал отчет о компании и отправил его на фирму своего отца, заявив, что акции GEICO продаются по $42 за штуку, то есть почти в восемь раз превышают величину чистой прибыли в расчете на акцию. Другие страховые компании, отметил он, продавали свои акции при гораздо более высоком соотношении цены к прибыли. К тому же GEICO была небольшой компанией, в то время как ее конкуренты, по его словам, почти исчерпали запасы роста.

Баффет обратился в две наиболее известные брокерские фирмы, специализировавшиеся на акциях страховых компаний (Geyer & Со и Blythe and Company) и встретился с ними, чтобы обсудить прогноз по GEICO. Брокеры сказали ему, что он сошел с ума: в отрасли доминировали огромные страховые компании с тысячами агентов, и ожидалось, что так будет всегда. Несмотря на это, GEICO росла и печатала деньги как Монетный двор.

Баффет не мог понять, как они не видят очевидного. В итоге несмотря на уговоры со стороны отца и своего учителя Бэна Грэма он все же купил акции этой компании и оказался прав.

Собирать максимум информации из всех источников

Прежде чем взяться за какое-то дело Баффет всегда собирал максимум доступной информации, проводил масштабные исследования прибыльности будущего предприятия. В начале карьеры прежде чем заняться арбитражными сделками, покупая обратимые привилегированные акции и открывая короткую позицию по обыкновенным акциям, выпущенным тем же эмитентом, он детально изучиал статистику по прибыльности арбитражных сделок за 30 лет.

Главной его страстью был поиск прибыльных компаний, недооцененных рынком. Для своей детективной работы он пользовался сборниками Moody’s Manual по направлениям промышленности, банков и финансов, а также предприятий коммунального хозяйства, говорится в книге Элис Шредер «Уоррен Баффет. Лучший инвестор мира».

Достаточно часто он посещал офисы Moody’s или Standard & Poors. «Я был единственным человеком со стороны, который когда-либо заходил к ним. Они даже не спрашивали меня, являюсь ли я их клиентом. Я мог легко получить данные за последние 40, а то и 50 лет. У них не было копировальных аппаратов, поэтому я просто сидел в их офисе и выписывал в блокнот одну цифру за другой. У них была библиотека, однако я не мог самостоятельно порыться на ее полках. Мне приходилось заказывать книги. Я просил подобрать мне информацию по компаниям типа Jersey Mortgage или Bankers Commercial, которую у них не заказывал никто и никогда. Они приносили нужные материалы, я садился и начинал выписывать цифры. Если мне нужно было получить цифры от SEC, я шел к ним в офис. Это был единственный способ добыть нужные мне данные. Если компания находилась неподалеку от нашего офиса, я порой решал встретиться с ее руководством», – рассказал Баффет.

Одним из любимых источников Уоррена был еженедельный бюллетень Pink Sheets, который печатался на розовой бумаге и содержал информацию об акциях компаний. Настолько небольших, что они даже не котировались на фондовой бирже. Другим источником был справочник National Quotation, выходивший каждые шесть месяцев и описывавший акции компаний, столь маленьких, что они не упоминались даже в Pink Sheets. Через его сито проходили все компании, вне зависимости от размеров или объема доступной информации.

«Я просеивал информацию об огромном количестве компаний и порой находил одну или две безумно дешевые, в которые мог без проблем инвестировать $10 или 15 тыс.», – рассказал Баффет Элис Шредер.

Всегда иметь большой запас наличных

«Шанс выпадает очень редко, но ты должен быть готов к нему всегда. Когда с неба польется золото, у тебя должно быть ведро, а не наперсток», – повторяет Баффет. Он советует всегда иметь большой запас наличных. Berkshire Hathaway в любой момент готова выдать около $20 млрд. наличными.

Именно благодаря этому Баффет в 2008 году профинансировал банк Goldman Sachs на $5 млрд. получив взамен «вечные» привилегированные акции банка с дивидендной доходностью 10% ($500 млн в год). В марте 2011 года Goldman выкупил у Баффетта эти привилегированные акции за $5,5 млрд. С учетом выплаченных дивидендов ($1,25 млрд) Баффетт заработал $1,75 млрд, то есть 35% от первоначальных вложений.

Кроме того, в 2008 году Berkshire Hathaway в рамках той же сделки с Goldman Sachs получила право в течение пяти лет выкупить до 43,5 млн обыкновенных акций банка по кризисной цене в $115 за бумагу. В 2013 году в результате роста стоимости акций банка и пересмотра соглашения Berkshire получила бесплатно около 13 млн акций Goldman Sachs. На конец 2016 года у Berkshire оставалось 11,4 млн акций Goldman Sachs, которые принесли «бумажную» прибыль в $2 млрд.

Похожую сделку Баффет провел в 2011 году, когда одолжил $5 млрд Bank of America BAC в обмен на привилегированные акции, приносящие ежегодный доход в $300 млн, и право выкупить 700 млн обыкновенных акций банка на ту же сумму (по $7,14 за штуку). Опцион может быть исполнен в любой момент до сентября 2021 года. В понедельник 29 октября 2018 года акции Bank of America стоили $26,4.

Наличные для бизнеса – это как кислород для нашего тела: никогда о нем не думаешь, когда он есть, и думаешь только о нем, когда его нет, говорит Баффет.

Следование своим принципам

Своей мудростью Баффет делится в ежегодных посланиях акционерам Berkshire Hathaway с 1965 года. За этими сообщениями пристально следят не только акционеры его компании, но и инвесторы со всего мира. В 2017 году Баффет предупредил акционеров о скором завершении бычьего тренда на рынке, но призвал их не бояться этого.

«Всеобщий страх – это друг инвестора, потому что открывает возможности для приобретений по выгодной цене». Даже если инвестор не готов активно покупать в периоды рыночной турбулентности, можно с успехом пересидеть шторм в инвестициях.

В 2018 году он сообщил о переоцененности компаний.

«Мы с Чарли рассматриваем акции, которыми владеет Berkshire, как наши интересы в этих компаниях, а не как символы тикера на фондовой бирже. Вместо этого мы верим, что если компании, в которые мы инвестировали, успешны, то наши инвестиции также будут удачными.

В нашем поиске новых самостоятельных предприятий ключевыми качествами, к которым мы стремимся, являются:

  • прочные конкурентные преимущества;
  • умелое и высококачественное управление;
  • хорошая доходность чистых материальных активов, необходимых для ведения бизнеса;
  • возможности для внутреннего роста при сохранении привлекательной доходности;
  • разумная цена покупки.

Это последнее требование оказалось препятствием практически для всех сделок, которые мы рассматривали в 2017 году. Цены на приличные, но совсем не впечатляющие бизнесы достигли рекордного уровня», – подчеркнул Баффет в послании.

На конец 2017 года объем наличных на балансе Berkshire Hathaway вырос на 35% за год и составил $116 млрд.

Источник 

Поделиться